Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: творчество как побег от реальности (список заголовков)
20:44 

пока без навания

самая тяжелая болезнь мира-мышление: она неизлечима
надо же. нашла старинную запись. а сегодня как раз Старый НГ. будьте счастливы в Новом году!

стыдилась за этот рассказ, считала его примитивным. а сейчас не считаю. и наоборот, удивляюсь, что 2 года назад была на такое способна (не в литературном плане).
читать дальше
запись создана: 22.02.2008 в 10:00

@музыка: Northern Kings - Nothing Compares 2 U (Sinead O'Connor Cover)

@темы: доза рефлексии, творчество как побег от реальности

17:47 

Out of the wine, out of the chalice of agony...

самая тяжелая болезнь мира-мышление: она неизлечима
скажите мне, есть ли в мире, что-нибудь столь волшебное, как Avantasia? скажите, откуда она взялась. расскажите любую красивую легенду о принцессах и драконах, о параллельных мирах, о математически симметричном зазеркалье... расскажите об эльфах, гномах, говорящих деревьях, русалках... расскажите обо всем, на что способна ваша фантазия, и я поверю. приму как должное и принцесс и драконов, потому что если в мире и существует воплощение сказки, то это безусловно Авантазия.
скажите, есть ли в мире что-либо совершенное, гармоничное и невыразимо прекрасное? вы не верите, что такое бывает? подойдите чуть ближе, прислушайтесь... слышите эти цветные звуки? вы не ослышались, именно цветные... чшшш... это Авантазия.
Авантазии нет на карте, Авантазии нет в истории. Но Авантазия есть! это как параллельный мир, как виртуальная реальность, в которой я пропадаю каждую ночь. это мир, в котором реальны лишь 2 сущности: красота и фантазия. так что, путник, сбрось оковы стереотипности, выброси в мусорку всякие мысли о несправедливости и уродстве. тебя гнетет, что наш мир жесток и ужасен? я покажу тебе совершенно другой: мир, где можно летать без крыльев, любить без объекта любви, наслаждаться яркими красками с закрытыми глазами... только здесь можно действительно почувствовать, что такое скорость звука. только здесь можно отменить дин и ночи, восходы и закаты, - в это сказке, где время не является абсолютным, а пространство ограниченным. Сюда я убегаю от законов физики, от дождя, от свинцового неба, от серости и обыденности, от усталости и тоски...
впрочем, возможно, я напрасно кормлю тебя обещаниями, ведь Авантазия относительна и ее внешний вид зависит только от смотрящего... впрочем, реальный мир тоже.
решайся, путник, а впрочем, тебя нет смысла вести за руку: Авантазия - мир для одного. и последнее, из Авантазии нет выхода. если ты в нее войдешь, тебе не захочется уходить, а если захочется, то ты здесь никогда и не был. все. я побежала. надеюсь, еще успею на последний луч, который окажется первым...

@темы: Діагноз - меломанія, творчество как побег от реальности

02:51 

нешта мну прет

самая тяжелая болезнь мира-мышление: она неизлечима
в вазе умирали тюльпаны...
быть может, это мой врожденный, неизлечимый эстетизм начинает принимать изощренную форму, но мне безумно нравятся эти гордо опущенные, подсушеные лепестки, эти желтеющие листья...

... в вазе гордо умирали тюльпаны...
хорошее начало для рассказа

@музыка: Mercury & Caballe "Guide me home"

@темы: творчество как побег от реальности

02:39 

хорошее настроение

самая тяжелая болезнь мира-мышление: она неизлечима
Он склонился над компьютером. Даша не могла оторвать восхищенный взгляд от всей его фигуры. Говорят,что чем серьезнее и сосредоточеннее мужчина, тем он больше нравится женщине. Нет, это не совсем так. Если мужчина нравится женщине, то еще больше ей нравится, когда сосредоточен и думает над решением сложной задачи. Возможно потому, что в такие моменты можно совершенно свободно рассматривать, фантазировать, мечтать. Гладить, обнимать, быть рядом, но только мысленно, только взглядом. Взглядом, исполненным нежности и высокой любви, на который мы не имеем права отважиться, дабы не смутить объект влюбленнности, который конечно же ни о чем не подозревает.
...Живые глаза бегали по символам текста, длинные пальцы обнимали мышь. Даша ловила себя на мысли, что несмотря на свои писательские замашки, никак не могла подобрать прилагательные, чтобы описать его, описать то магическое обаяние, которое пронзило ее сердце насквозь в их самую первую встречу.
Она прекрасно помнила: это была первая пара в учебном году. «Не успели прийти, сразу к начальству»,- как сказала одногруппница. Даша думала, что сейчас придет непременно строгий мужчина, идельно подходящий под типаж советского гражданина, со всякими «на хорошем счету», «ответственный, ценный сотрудник», а в жизни сухой гладко выбритый тип с политически верным полубоксом и потертой пожелтевшей брошюрой с гербом СССР и кратким названием «Душа. Основные положения». От таких мыслей было скучно и тоскливо, и только отсутсвие решеток на окнах говорило: «Даша, ты не в тюрьме. Всего лишь 5 часов и ты снова будешь условно свободна».
Она и сейчас смотрела на него такими же очарованными глазами. Она млела от этой высокоинтеллектуальной интеллигентности, таящейся в каждой черточке на лице, в каждом жесте, в каждой позе, в каждом взгляде. Совершенные линии в природе – это всегда плавные линии. «Плавность» возможно так можно было обобщенно назвать его стиль мышления, ведения беседы, общения. А его умение лавировать в море идей и направлений, определять направления и очерчивать стопроцентно актуальные проблемы вообще отправляло в эмоциональный нок-даун.
-Даш, хотите кофе?
-Давайте. Крепкий. Без сахара.
Он взял швейцарскую кружку «чисто для офиса», насыпал кофе, залил кипятком и ловко накрыл прозрачным блюдцем. «Как же чертовски мило с его стороны. Как чертовски приятно!»- Дашу саму забавляло такое ее отношение к научному руководителю. Привыкшая все делать сама, она всегда испытывала огромную благодарность, граничащую с не менее огромным смущением, когда кто-то вызывался сделать что-нибудь для нее. Она почти всегда отказывалась, иногда соглашалась, если видела, что человек действительно очень хочет услужить. Но здесь было совсем другое чувство. Сейчас ей было по-женски безумно приятно, что именно Он сделает что-то для нее...


************************************************
Ну, дальше, как все догадались, должен развиваться красивый роман, читая который, все дамы будут томно вздыхать в ночной тишине и уноситься в свои мечты.=) Наверное, большиство писателей так и поступают, развивая личные фантазии, раскрашивая всеми оттенками собственных чувств, вплетая свои мысли и наблюдения за жизнью вокруг в сюжетную линию, пока не получится что-то, из разряда «в моих рассказах все люди себя узнают. Хотя я писала про нас, все думают это про них »(Флер)
Но у нас курсовая работа, а не роман=))) над которой еще предстоит потрудиться.

@музыка: Led Zeppelin "ten years gone'

@темы: творчество как побег от реальности

03:29 

вот такая она, жизнь: грустить, когда все хорошо, и рабоваться мелочам, когда все пло

самая тяжелая болезнь мира-мышление: она неизлечима
из больничного окна можно видеть белочек.

моя кровать стоит у окна и я пытаюсь пристроиться поудобнее у горячей батареи, чтобы видеть двор. люблю такую старую столярку, качественную, неизменно белую, с неизменно белыми, неизменно накрахмаленными занавесочками. впрочем, люблю я эту больницу с ее старыми зданиями, стройными соснами, клумбой, которая раньше была фонтаном со змеей, люблю насколько можно любить такие учреждения. эта больница хоть и считается городской, находится далеко за пределами городской черты (города). не так уж и далеко... каких-то 20 минут со скоростью 80-100, но когда тебя никакую везут сюда с температурой и пеленой боли в глазах, путь кажется неимоверно далеким, а сиденье катастрофически неудобным. но кризис, кажется, позади. капельница и уколы делают свое благое дело. вчера я лежала в полусне, не зная как согреть ледяную руку с воткнутой в нее иглой, а сегодня я даже сижу, даже не кутаюсь в одеяло. сижу и смотрю в окно, потому что Я знаю, что на территории больницы живут белочки и их иногда видно из нашего окна.

-давайте чашки, девчата, чаю налью.
-а у вас чай сладкий?- спрашиваю я, открывая тумбочку.
-а как же!- румяная повариха весело улыбается.
-тогда не наливайте, я сладкий не пью, - а про себя думаю, что снова придется сухарь запивать минералкой.
но это не беда, потому что за окном совсем уж по-апрельски светит солнце, золотя серый после недавнего снега асфальт, оттеняя холодную зелень сосен. на улице здорово! на улице весна! я люблю весну.

-а как зовут женщину, что вчера привезли?
-Ивановна, вы что! она же девочка. ты же девочка, правда?
-девочка, - меня очень смешит такая градация, но по сути дела, она очень правильная. это за пределами больницы я могу быть "взрослой женщиной", "девушкой", "студенткой", кем угодно. это за пределами больницы я могу долго рассуждать о жизни, давать советы и выбирать будущее, а здесь все одинаковые больные, отличающиеся лишь по полу и диагнозу. больница - это индикатор. в этом я убеждена твердо. призванная поставить людей на ноги, больница нас всех проверяет на прочность. и не только нас. наших близких, друзей, если они есть. здесь сразу видно кто есть кто. всегда найдутся больные, которые боятся лечения, паникеры, которые, не дожидаясь результата анализа, думают, что от них скрывают самый страшный смертельный диагноз. в каждой палате есть свой оптимист, иногда самый больной, но тот, кто всех подбадривает, включая самого себя, утешаясь то хоть одним здоровым органом, то манной кашей на завтрак. это мужественные люди. я люблю таких. не только в больнице. по жизни. такая ли я сама? по крайней мере, хочется на это надеяться. в прошлом году я так же радовалась солнцу и подбивала всех дружно выпить сироп от кашля. правда, потом тосковала и плакала по ночам... а сейчас не плачу... сейчас все по-другому. я не хочу возвращаться отсюда, не хочу покидать это расслабленное спокойствие. что меня ждет в том большом городе, который я раньше любила? одиночество, тоска, одиночество. плохая компания для девушки, которой предстоит строить СВОЕ будущее. ну да, у меня много друзей, несколько увлечений, пара собеседников, книги, но... но такое ОДИНОЧЕСТВО. ой, вот ветки дернулись, значит белочка побежала по своим делам. я глупо улыбаюсь этому красивому солнечному утру, свежему небу, как в мои детские годы. бабули снова говорят о вечном, о болезнях. мне хорошо. я вспоминаю школьную юность, какой-то розовый свитер, своего первого мальчика, такую же яркую весну и первое осознание того, что кто-то ранее совсем чужой и незнакомый вдруг меня ЛЮ-БИТ.

-а как тебя зовут?
-Даша.
-ты в первый раз в больнице?
-нет, в последнее время как ни приеду к родителям на каникулы, так сразу в больницу попаду. у меня иммунитета нет.
-Дашенька, это все нервы. давай я тебе адрес Любы запишу. она любой стресс вылечит.
-так ты ж говорила Вера, -встревает Ивановна.
-я говорила, что Вера не помогает...
и бабульки снова возвращаются к "вечной" теме. Нервы... разве я так много нервничаю, переживаю? нет. разве что слишком много думаю. меня любят, жалеют, желают мне только добра, а я все лечусь и лечусь... должен же быть какой-то общий корень моих проблем. и я верю, что когда-нибудь я вылечусь, что когда-нибудь все наладится. но чем чаще я сталкиваюсь со всякого рода диагнозами, тем чаще мой оптимизм озирается в поисках белого флага.

-буду просить, чтобы меня отпустили.
-к деду своему поедешь?
-поеду, он скучает. говорит, что ложится спать и обнимает мою подушку. но я сразу в свою квартиру поеду, потом к нему,- седая рассказчица, заметив мой интерес, поясняет:- мы с ним только 5 лет вместе. у него своя квартира, у меня своя. так мы то порознь поживем, то у одного, то у другого. у нас проблем с жильем нет. мы гражданским браком живем,- робко и как бы стыдливо добавляет Вера Андреевна.
-ну и правильно, - поддерживаю ее я. а в душе так радуюсь за эту бабушку и ее пожилого кавалера. боже мой, как это здорово в таком возрасте идти по жизни, взявшись за руки. помню как-то ждала автобус поздно вечером, а рядом пара, обоим лет под пятьдесят, а они как малолетки целуются, обнимаются, прижимаются друг к дружке и пропускают все автобусы подряд. чего уж там, я сама от умиления и тихого восторга пропустила свой предпоследний автобус.
- у вас с ним любовь,- улыбается Ивановна.
- знаете, ну какая любовь в нашем возрасте может быть. но нас просто вот так тянет друг к другу. просто не можем друг без друга. и он мне говорит: "Зайка, я когда ложусь спать, не могу дождаться утра, чтобы тебя скорее увидеть,"- и я его всегда хочу увидеть.
"Любовь у вас, Вера Андреевна, самая настоящая, самая классическая любовь, другой и желать не нужно,"- думаю я и не перестаю радоваться за эту немолодую пару. дай им бог здоровья и долгих лет совместной жизни. Мы все хотим любви, ждем ее, ищем, а находим ли?
-Вера Андреевна, а где вы познакомились?
-на рынке. да, вот так просто на рынке увидели друг друга и, знаете, как что-то потянуло нас...
Может, любовь такой и должна быть, с первого взгляда, с первой фразы? а не любовь-привычка, типа "Ира, мы с тобой с шестого класса вместе, давай поженимся, наконец!" и Ира говорит да, плачет за день до свадьбы, а потом все не может взять в толк, почему она никогда не делится с мужем своими проблемами, почему счастлива, когда он уезжает в командировку, почему не торопится с работы домой. а потом ее раздумья уступают место домашним хлопотам, заботам о детях, финансовым проблемам. и она бегает, заботится обо всех, зарабатывает деньги, печет пироги, периодически лечит нервы и плачется подруге, что при всем внешнем порядке и уюте нормальной семьи она глубоко несчастна. и я понимаю эту гипотетическую Иру. она несчастна, потому что в душе пусто, потому что одиночество... чертово одиночество! и как мы попадаем в его сети? встречи, сближения, радость от общения... а потом щелк - и расставание, слезы, мучения и дурацкая надежда, которой суждено сбыться, чтобы снова принести боль. я знаю, я все знаю... еще много ночей я буду проводить без сна, думая о тебе, вспоминая наше знакомство, наше время, слушая нашу музыку и взвешивая всякие если, но это будет потом, а пока просто нет сил грустить.

меня тоже скоро отпустят... и я буду тщательно проверять тумбочку, боясь что-либо забыть, веря в дурацкие приметы, в глубине души осознавая, что это не последнее мое турне в эти стены. интересно, как сильно изменюсь я и что измениться здесь, когда меня привезут сюда когда-нибудь потом? но я буду гнать прочь такие мысли. а потом я поеду туда, где светит солнце, где одиночество теряет смысл, где мысли испаряются из головы, где чувство счастья независимо и самодостаточно. и я буду ходить по пустынному речному берегу, вздрагивать от взрывов льда, прислушиваться к дикой жизни лесного населения. я буду гладить котики и вдыхать горьковатый запах веток, растворяться в лазури неба и поворачивать лицо к теплым лучам... я буду как всегда одна, но счастлива.

@музыка: Heart "Alone"

@темы: творчество как побег от реальности

Клубника со льдом

главная